Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Маркедонов: После 1 марта 2008 года в Армении развились представления о Карабахе как о бремени

Говоря о поражении в войне в Карабахе, нужно говорить не просто о военном поражении Армении и радикальном изменении статуса-кво, который держался 26 лет. Оно стало не причиной, а следствием предыдущих процессов, касающихся и идентичности постсоветской Армении. Рассматривать все это как сюрприз нельзя. Об этом во время обсуждения в Ереване заявил ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов.

«Все к военному поражению не сводится. Можно задавать вопросы: насколько Карабах будет оставаться центральным элементом армянской политической идентичности? Насколько армянское общество готово за это бороться? Для этого надо рассматривать процессы 30-летней давности. Армения имела набор своих уникальных черт. Национальная консолидация происходила в силу не внутреннего, а внешнего фактора. Самоопределение армян Карабаха разбудило Армению. В конце 1990-х годов идея о «карабахскости» внутри Армении победила. Однако Карабах впоследствии стал связываться не как с исключительно светлой идеей освобождения Армении, а с удержанием власти определенной группой лиц. Отсюда и пошла концепция карабахского клана. Дополнительную остроту этому моменту дали процессы 1 марта 2008 года, в результате чего начали развиваться определенные представления о Карабахе как об определенном бремени, которое сдерживает развитие Армении», — заявил он.

Эксперт добавил, что не готов описывать процессы 2020 года в конспирологических категориях вроде того, что «Пашинян сдал», «Пашинян не готов».

«В любом случае если общество готово идти наперекор лидерам, то оно идет. В 2020 году мы не увидели мощного всплеска добровольческого движения, мы увидели некую усталость от конфликта. А в ноябре мы увидели последствия этой усталости», — сказал Маркедонов.

Конфликт называть карабахским, по его словам, не правильно, поскольку это армяно-азербайджанский конфликт.

«Шаумян, Мартунашен и так далее это не Карабах, если вернуться к сегодняшним дням, то Горис-Капан тоже не Карабах, июль 2020 года тоже не Карабах. Карабах просто стал главным символом противостояния», — подчеркнул политолог.

Что касается России, то он назвал оценки о роли Москвы в постсоветском пространстве гипертрофированными.

«Якобы как Москва скажет, так и будет. Это не совсем так», — заключил Маркедонов.

Ещё из категории Экспертное мнениеПосмотреть все статьи в разделе Экспертное мнение »

Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.